<<

Послесловие

Читатели этой книги, вероятно, разделятся на две группы. Одни будут горячими сторонниками гипотезы о существовании Атлантиды, другие отнесутся к ней скептически. Но совершенно очевидно, что никто не останется равнодушным к сложному и противоречивому переплетению фактов из самых различных отраслей знания — от морской геологии и астрономии до истории культуры и языкознания, привлекаемых к решению проблемы Атлантиды.

В этом наряду с несомненными литературными достоинствами по существу и заключается ценность книги Людвика Зайдлера. О ней можно сказать то же, что и о недавно вышедшей в свет одноименной монографии советского атлантолога Н. Ф. Жирова, о достоинствах и недостатках которой говорилось на страницах журнала «Земля и Вселенная» (№ 3, 1965; № 2, 1966). Можно соглашаться или не соглашаться с атлантологами, но в любом случае читатель вынесет из обеих книг много полезного, познавательного. Не последнее место в этом смысле занимает и комплексность подхода к проблеме. Исследования этой проблемы — пример научного поиска, в ходе которого исследователь ищет истину на перекрестке наук, в противоречивом столкновении данных различных отраслей знания.

Книга Л. Зайдлера читается легко. С первых же фраз автор заинтересовывает читателя, и этот интерес не угасает до самой последней страницы. Л. Зайдлер стремится к возможно более объективному изложению фактов и гипотетических построений. Тонкий юмор, которым он обладает и который просвечивает сквозь канву научного изложения, как бы неизменно напоминает читателю об авторском предупреждении «не слишком верить всему тому, что он прочтет в этой книге».

Однако автор — убежденный атлантолог, и полностью сохранить бесстрастность изложения ему не удается В этом — и сильная, и слабая стороны «Атлантиды»! Убежденность Л. Зайдлера делает книгу увлекательной, но определенная пристрастность ведет к тому, что предпочтение отдается фактам, свидетельствующим в пользу научного кредо автора.

Наиболее интересны и содержательны те разделы книги, где сопоставляются особенности культуры древних народов, населявших восточное и западное побережья Атлантического океана. С не меньшим интересом читается раздел о мифах об Атлантиде и глава, где Л. Зайдлер пытается связать катастрофическую судьбу Атлантиды с космическими факторами. Значительно слабее, а в ряде случаев наивно изложен геологический материал — в этом отношении Л. Зайдлер заметно уступает Н. Ф. Жирову, в монографии которого данные по морской геологии привлечены гораздо шире и с большим знанием дела.

Известное сходство мифологии древних египтян и греков, с одной стороны, и майя и других народов Америки — с другой: монументальные сооружения — пирамиды в Египте и в Центральной Америке; бальзамирование трупов у различных народов по обе стороны океана; тайна происхождения жителей Канарских островов — гуанчей; «общность начал», по выражению В. Я. Брюсова, которая лежит в основе культур античных народов Средиземноморья и центрально— и южноамериканских цивилизаций, — все эти факты привлекаются Л. Зайдлером, как и другими атлантологами, в качестве доказательств былого существования Атлантиды. Она рассматривается как своеобразная колыбель цивилизации, распространившейся отсюда по обе стороны океана. Обстоятельно изложены также данные, относящиеся к истоку позднее сложившихся представлений об Атлантиде — знаменитым диалогам Платона, которые можно рассматривать как первый литературный памятник, посвященный проблеме исчезнувшего материка.

В упомянутых фактах, действительно, много загадочного, и признание былого существования, а затем катастрофической гибели Атлантиды разрешило бы многие вопросы. Имеются и некоторые интересные факты, относящиеся к науке о природе нашей планеты, которые также могли бы найти свое объяснение в атлантологии. Таковы, например, загадка миграций угря, некоторые особенности расселения планктонных организмов в Атлантике, окончание последнего оледенения.

Автор этих строк не разделяет уверенности Л.

Зайдлера в былом существовании Атлантиды. Аргументы, которые, по моему мнению, заставляют скептически относиться к этому вопросу, относятся главным образом к области морской геологии и геоморфологии. Этот выбор обусловлен двумя соображениями. Во‑первых, если Атлантида была, то на дне океана, которое в настоящее время изучено значительно лучше, чем 10—15 лет назад, должны были бы сохраниться какие‑то свидетельства ее существования. Во‑вторых, научный профиль автора этих строк позволяет ему более уверенно оперировать данными морской геологии и геоморфологии, чем фактами, относящимися к гуманитарным наукам.

Можно, однако, высказать и некоторые соображения, не относящиеся к геологии и рельефу дна Атлантического океана. Прежде всего нет уверенности в том, что сообщение об Атлантиде, о ее культуре и государственном строе, содержащееся в диалогах Платона «Критий» и «Тимэй», основано на фактах, а не является своеобразным литературным приемом изложения политических взглядов, к которому нередко прибегали и после Платона такие мыслители, как Томас Мор, Кампанелла и др.

Не вызывает доверия такой аргумент, как созвучие названий «Атлантида», «атланты» с названиями «Атитлан», «Антлан» у центральноамериканских народов. Предположим, что атланты — жители Атлантиды — действительно существовали. Но у Платона вполне определенно говорится, что Атлантида — это греческое название этой гипотетической страны. Как называли атланты сами себя и как они именовали свою страну — не известно. И если уж признать, что наименования некоторых городов или мифических героев принесены в Центральную Америку атлантами, то вряд ли атлантические пришельцы стали бы здесь насаждать греческие названия, а не свои собственные. Не убедительны и такие доводы в пользу существования и трагической гибели Атлантиды, как констатация повторяющихся в мифах многих народов стихийных катастроф, «всемирных потопов», огненных извержений и т. д.

Средиземноморье и Карибский бассейн являются геосинклинальными областями, то есть районами интенсивных современных проявлений вулканизма и тектонических движений земной коры, сопровождающихся частыми и разрушительными землетрясениями.

Катастрофические извержения вулканов, наводящие ужас землетрясения, громадные волны цунами, возникающие в море и безжалостно обрушивающиеся на прибрежные области, — вот реальные источники преданий о всемирных потопах, о гневе богов, выражающемся в предании огню городов и народов или в поглощении их внезапно разверзшейся бездной. При объяснении такого рода легенд нет необходимости прибегать к гипотезе об Атлантиде.

Несколько слов о заблуждении, свойственном не только Л. Зайдлеру, но и советской исследовательнице Е. Хагемейстер, и Н. Жирову. Атлантологи считают, что потепление в конце последнего ледникового периода было внезапным и что наступление послеледниковой трансгрессии, вызванное этим потеплением, имело катастрофический характер. Многочисленные данные, полученные на основе изучения ископаемых пыльцы и спор растений или путем определения возраста захороненных в поздне— и послеледниковых отложениях органических остатков (по радиоуглеродному методу), не подтверждают такого мнения. Так, американскими учеными Фейрбриджем, Шепардом, Фиском и другими установлено, что на первых этапах трансгрессии уровень моря повышался на 12—7 мм в год, а затем — примерно около 6 тыс. лет назад — на 2—1 мм в год. Даже максимальная из приведенных цифр весьма далека от того, чтобы воспринимать это повышение уровня океана с «житейской» точки зрения как катастрофическое явление.

Гибель Атлантиды рассматривается названными авторами как причина внезапного потепления и вызванного им стремительного таяния материковых льдов. Но не следует забывать, что на протяжении последнего миллиона лет, то есть в течение всего четвертичного периода, было по крайней мере три, а возможно, и больше ледниковых эпох, разделенных межледниковыми эпохами значительного потепления климата. Нельзя же наступление каждого из межледниковий связывать с катастрофами, подобными исчезновению Атлантиды!

Самым слабым, уязвимым местом гипотезы об Атлантиде является то, что она не находит подтверждения в данных морской геологии и геоморфологии.

Относительно небольшие глубины в той области Атлантического океана, где атлантологи «помещают» остатки исчезнувшего материка, связаны с тем, что здесь проходит Срединно‑Атлантический подводный хребет, являющийся одним из звеньев планетарной системы срединно‑океанических хребтов, протянувшейся через все океаны. Открытие этой системы, несомненно, одно из величайших геологических открытий последнего десятилетия нашего века. В результате совместных исследований советских, американских, английских и других океанологических экспедиций, принявших особенно широкий размах в 1954 по 1956 г., выяснено, что на дне Мирового океана на протяжении около 100 тыс. км тянется разветвленная система мощных горных поднятий — срединных хребтов, имеющих специфические черты рельефа и строения земной коры, резко отличающие их от горных сооружений не только суши, но и других подводных поднятий океанического ложа. В этом отношении Срединный хребет Атлантического океана ничем принципиально не отличается от других срединных хребтов.

Находки вулканических пород на дне океана в районе Азорских островов, о которых упоминает Л. Зайдлер, также ничего не говорят в пользу защищаемой им гипотезы. Азорский вулканический массив расположен на крыле срединного океанического хребта, а этим хребтам — не только в Атлантическом, но и в других океанах — свойствен интенсивный вулканизм. Обломок тахилита, о котором говорится в книге, мог быть снесен в океан с одного из вулканических островов Азорского архипелага.

Нет ничего удивительного и в находках валунов и крупных обломков пород, обнаруженных подводной фотографией на дне океана в месте предполагаемого погружения Атлантиды. В последнее время установлено, что плавающие льды, граница распространения которых в ледниковое время проходила значительно ближе к экватору, способны переносить огромное количество крупнообломочного материала. Включения таких обломков в составе глубоководных отложений известны и во многих Других районах Мирового океана.

Также несостоятельно привлечение в качестве доказательства реального существования Атлантиды и обнаружение кораллов на банке Грейт‑Метеор.

В Тихом океане известно значительное количество погруженных, отмерших атоллов. Поскольку рифообразуюшие кораллы живут на глубинах не более 50 м, по глубине над погруженными атоллами можно судить о величине их погружения. Несложные расчеты показывают, что при скорости погружения 10—15 мм в год кораллы уже не в состоянии надстраивать риф и, оказываясь на глубине, неблагоприятной для их обитания, отмирают. Но как видно из приведенной цифры, эта скорость погружения отнюдь не катастрофическая в житейском смысле этого слова.

Что касается сейсмических исследований, то, строго говоря, методы морских сейсмических работ существенно отличаются от тех, «какие применяются для подобных исследований на суше». Л. Зайдлер говорит, что «полученные результаты вызывают у сейсмологов большую озабоченность. Оказывается, центральная часть Атлантики представляет собой „нетипичный“ сейсмический район».

Такое туманное упоминание о «нетипичности», конечно, ни о чем не говорит, кроме как о том, что в вопросах геофизических исследований в океане автор чувствует себя очень неуверенно. Суть же дела в том, что в районе Срединно‑Атлантического хребта сейсмическими исследованиями установлен особый тип земной коры, не свойственный ни материкам, ни океаническим котловинам. Но и в этом отношении Срединно‑Атлантический хребет не представляет собой что‑то исключительное, так как такой же тип коры характерен и для других срединных хребтов.

Геофизикой за последние полтора десятилетия достигнуты большие успехи в изучении строения земной коры. Установлено, что земная кора, слагающая материки, отличается большой мощностью (в среднем 35—40 км) и характеризуется так называемым «гранитным» слоем, сложенным породами, по своим геофизическим свойствам близким к гранитам. Под этим слоем залегает «базальтовый», более плотный слой. Последний отделяется так называемой поверхностью Мохоровичича от мантии — оболочки Земли, расположенной между ее ядром и корой и имеющей еще большую плотность, чем гранитный слой.

Океаническая кора имеет мощность, в несколько раз меньшую, чем материковая (1—10 км). Здесь под тонким слоем осадков сразу залегает базальтовый слой, а гранитный отсутствует. Что же касается срединных хребтов, то под ними в отличие от океанической коры нет четко выраженной поверхности Мохоровичича, то есть нет резкого перехода от базальтов к верхней мантии. Возможны два объяснения. Или материал базальтового слоя здесь «смешан» с материалом мантии, проникшим по глубоким разломам коры, свойственным структуре этих хребтов, или же верхняя мантия под срединными хребтами имеет меньшую плотность, чем под материками и океаническими бассейнами, и поэтому поверхность Мохоровичича здесь выражена нечетко.

Отличие строения материковой коры от океанической или от коры срединных хребтов имеет важное значение для ответа на вопрос, существовала ли Атлантида. Если она существовала еще 12 тыс. лет назад, то на месте ее погружения сейсмическими исследованиями была бы обнаружена материковая кора. В действительности же в районе предполагаемого погружения Атлантиды устанавливается тип земной коры, свойственный срединным океаническим хребтам и не встречающийся на континентах.

Некоторые ученые — например, известный советский тектонист В. В. Белоусов, — считают возможным процесс «базальтизации», то есть обратного превращения гранитной коры в океаническую. Однако физико‑химические основы этой гипотезы не разработаны, вследствие чего возможность превращения материковой коры в океаническую не без оснований оспаривается многими исследователями. Но даже если бы и происходила «базальтизация», то этот процесс, вероятно, протекал бы очень медленно. Даже с позиций сторонников базальтизации невозможно превращение материковой коры в океаническую за короткий «миг» геологической истории — за 12 тыс. лет, которые для истории земной коры представляют ничтожно малый отрезок времени.

Неблагоприятными для атлантологии оказались и результаты изучения донных грунтов в районе предполагаемого погружения Атлантиды. Экспедициями Ламонтской обсерватории Колумбийского университета в этом районе поднято большое число колонок грунта длиной 4—10 м, содержащих типичные океанические осадки, которые состоят из известковых органогенных илов, в ряде мест встречены и коренные породы. Ни в одной из колонок не обнаружено следов контитентальных отложений. Установленные скорости осадконакопления этих илов в Атлантическом океане — от 4 до 15 мм за 1000 лет. Если даже взять наивысшую цифру, то континентальные отложения за 12 тыс. лет оказались бы погребенными под слоем мощностью не более 1,8 м, то есть они встречались бы во взятых здесь колонках.

Итак, данные морской геологии не подтверждают гипотезы об Атлантиде или, во всяком случае, о ее существовании в Атлантическом океане. Цель этого послесловия — не в том, чтобы дать рекомендации, где ее искать, и не в том, чтобы «закрыть» проблему Атлантиды вообще. Автор послесловия имел более скромную задачу — показать, что проблема Атлантиды в ее геологическом аспекте является гораздо более сложной, чем это представляется атлантологам — неспециалистам в области геологических наук. Но от этого она не становится менее увлекательной и заманчивой.

О. Леонтьев

<< |
Источник: Людвик Зайдлер. Атлантида. 2004

Еще по теме Послесловие:

  1. Послесловие
  2. Послесловие
  3. Послесловие
  4. ПОСЛЕСЛОВИЕ
  5. Послесловие
  6. Послесловие.
  7. Вместо послесловия
  8. Вместо послесловия.
  9. Послесловие к русскому изданию
  10. Вместо послесловия Напоминание о мифологии
  11. Вместо послесловия Проблема происхождения индоевропейцев в свете новых данных
  12. СОДЕРЖАНИЕ
  13. СОДЕРЖАНИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ